0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Последние новости о прогнозе кризиса 2020 в России

74 рубля за доллар: В 2020-м Россию накроет глобальный кризис

По прогнозу АКРА, нас ждет рецессия минус 0,5% ВВП

Экономика России вырастет в 2019 году менее чем на 1%. Об этом говорится в базовом варианте прогноза рейтингового агентства АКРА. При наихудшем сценарии, считают аналитики, в РФ наступит рецессия, и спад экономики может составить минус 0,5% ВВП в 2019—2020 годах.

АКРА считает, что начало глобального экономического кризиса придется на конец 2019 года. По мнению экспертов агентства, к этому ведет замедление роста мировой торговли до 1,7%, повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торгового конфликта и угроза сжатия товарообмена США с Мексикой и другими странами.

В результате, развитые страны в конце года ждет стагнация или спад. Но труднее всего придется некрупным странам с узкой специализацией.

Согласно прогнозам АКРА, рост мирового ВВП в 2019 году замедлится до 1,3%, а в 2020-м торговая война приведет США к рецессии.

Китайскую сторону, считают аналитики, ожидают меньшие потрясения. Вероятное снижение объемов и потенциала китайского экспорта представляет серьезный вызов для КНР, однако вряд ли приведет к рецессии в экономике Китая. Страну ожидает замедление темпов экономического роста до 4−4,5%, которое произойдет раньше 2022 года.

Для России такая перспектива чревата крупными неприятностями. Замедление темпов роста мировой торговли может снизить объемы российского экспорта, говорится в макропрогнозе. Более 20% экспорта России приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в ближайшем будущем. Введение торговых ограничений приведет к росту цен на импорт и снижению реального конечного спроса в конфликтующих странах, отмечают в АКРА. Это будет сдерживать рост спроса на традиционные для России экспортные товары и повышение цен на сырье (в том числе в Европе). В результате на нефтяном рынке риски будут реализовываться не только на стороне предложения (ввод трубопроводных мощностей в США), но и на стороне спроса.

Если регулирование финансовой системы России позволит выдержать ухудшение динамики экспорта без финансового стресса, то российская экономика сможет пройти неблагоприятный период с темпами роста 0,4−0,9% в 2019—2020 годах. Но при более значительном спаде внешнего спроса либо в случае неадекватных мер регулирования возможно наступление рецессии.

Заметим, что базовый прогноз АКРА предполагает рост реальных располагаемых доходов населения РФ: на 0,2% в 2019 году, на 0,3% в 2020-м, на 0,9% в 2021-м, на 1,2% в 2022-м и на 1,5% в 2023 году.

В числе прочего АКРА дает оценки по динамике курсов доллара и евро к рублю. Среднегодовой курс доллара в текущем году, согласно базовому прогнозу, составит 67,1 рубля, в следующем году — 73,8 рубля, в 2021-м вернется к уровню 67,3, в 2022-м будет равен 69,2 рубля, в 2023-м дойдет до 70,2 рубля.

Для евро пиковый уровень в 2020 году составит 80,3 рубля после среднегодовых 74,5 рубля в 2019-м. На 2021 год АКРА прогнозирует среднегодовой курс евро в 72 рубля, на 2022 год — 73,4, на 2023-й — 74,4 рубля.

В целом, прогноз АКРА сводится к одному: России мало не покажется. Тем более что экономический спад придется на период перед президентскими выборами 2024 года. Для Кремля это может осложнить транзит власти Владимира Путина: возрастают риски, что неадекватность власти и разрушение инфраструктуры создадут casus belli — предлог для войны общества и правящей элиты.

— Прогноз АКРА — не первый негативный за последнее время, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — В июне Всемирный банк снизил оценки по росту глобальной экономики до 2,6% (в прошлом году рост составил 3%). Ожидается, что в группе стран с развитой экономикой, особенно в еврозоне, экономический рост в 2019 году замедлится из-за сокращения экспорта и инвестиций. Темпы подъема экономики США в нынешнем году по прогнозам снизятся до 2,5%, а в 2020 году — до 1,7%.

Кроме того, 23 июля Международный валютный фонд (МВФ) ухудшил прогноз роста мирового ВВП в 2019 году на 0,1%. При этом оценка роста экономики России в 2019-м снижена на 0,4% — до 1,2% ВВП.

Я же лично считаю, что вторая волна мирового финансового кризиса до сих пор не накрыла человечество только благодаря чуду. А чудо, вы понимаете, не может длиться бесконечно.

«СП»: — Насколько готово к кризису российское правительство?

— То, как наши чиновники комментируют негативные прогнозы ВБ и МВФ, меня умиляет. Они ведут себя словно сторонние наблюдатели, и не предпринимают никаких практических мер для защиты от грядущего цунами.

Так, министр экономического развития России Максим Орешкин заявил, что в 2021 году в России лопнет пузырь на рынке потребительского кредитования. После этого ВВП якобы может упасть на 3%, экономика уйдет в рецессию, а в стране может начаться кризис. Чтобы этого не случилось, считает Орешкин, достаточно образовавшийся пузырь «потихонечку сдувать».

На мой взгляд, ни министры экономического блока, ни премьер Дмитрий Медведев не управляют процессом выстраивания защиты. Хотя негативные прогнозы, я считаю, точно сбудутся.

«СП»: — Насколько точно АКРА нарисовала сценарий кризиса?

— В деталях я не уверен: спрогнозировать тайфун и его маршрут крайне сложно. АКРА, я считаю, приводит подробности, которые не так уж принципиальны: причинно-следственные связи в экономике очень разнообразны и сложны.

Здесь, я считаю, надо понимать главное: вторая волна кризиса неизбежна, и нормальный человек к катаклизмам готовится — скажем, чинит крышу своего дома.

«СП»: — Как выглядит набор защитных мер в нашем случае?

— Нам необходимо все-таки переходить к импортозамещению. Вторая волна может привести к тому, что позиции доллара существенно ослабнут, и тогда мировая торговля будет парализована. России совершенно не нужно зависеть от таких «причуд» мировой конъюнктуры.

Кроме того, нам необходимо блокировать свободное движение капитала. Собственно, именно потоки «горячих» денег провоцируют кризисы.

«СП»: — Откуда придет эта вторая волна?

— Трудно сказать. Это может быть экономика США, как было в 2008 году, либо может быть Евросоюз, либо Китай. Не думаю, что, если начнется глобальный кризис, КНР легче других переживет этот катаклизм.

«СП»: — У нас разговоры о кризисе всегда сводятся к прогнозу цен на нефть, поскольку благосостояние РФ напрямую от них зависит. Что, по-вашему, будет с нефтью?

— Я считаю, на рынке «черного золота» возможно резкое снижение цен. Сегодня очевидно, что Америка хочет разрушить блок ОПЕК+, в который входит и Россия. Трудно сказать, когда именно это снижение произойдет. Налицо обычный алгоритм захвата мирового рынка. Сначала тот, кто желает царствовать на рынке, проводит политику демпинга. Длительный демпинг приводит к тому, что конкуренты не выдерживают и гибнут. Не исключаю поэтому, что многие российские компании окажутся в списке выбывших из игры. А потом начинается следующий этап — монопольный взлет цен.

Читать еще:  Какая будет зима 2020 в Белоруссии по прогнозам синоптиков

Так что мы не должны особо радоваться, что РФ пролонгировала еще на девять месяцев соглашение ОПЕК+. Это соглашение, я считаю, играет на руку США: позволяет активно вести разработку сланцевой нефти — причем, вести на важнейшем первом этапе, когда издержки самые высокие.

Мы, кроме того, сокращаем экспорт нефти, и тем самым позволяем американцам занять свободные сегменты рынка.

«СП»: — Проседание экономики РФ может дестабилизировать ситуацию внутри страны, и осложнить Кремлю транзит власти?

— Уверен, ситуация для Кремля будет негладкой. Сошлюсь на события десятилетней давности. Еще весной 2008 года Алексей Кудрин считал, что Россия останется «островком стабильности». А осенью того же года нас накрыло волной кризиса, и по всем параметрам он получился более тяжелым, чем в США.

Думаю, что и вторая волна будет для нас очень болезненной.

— Римский клуб несколько лет назад обнародовал прогноз: нефть может достичь пика спроса уже в 2020 году, — напоминает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Пока все игроки исходят из того, что пик спроса будет достигнут в 2030—2040-х годах. Но не исключено, что гром грянет прямо сейчас.

Если перелом произойдет, и спрос на нефть пройдет точку невозврата, это абсолютно точно повлечет серьезные последствия. Уже сейчас энергетические гиганты стоят не так много, как раньше. Основная доля капитализации приходится на высокотехнологические компании — Apple, Google, Facebook уже сегодня стоят под $ 1 трлн.

То, что деньги пришли в высокотехнологичный сектор — это и есть оценка будущего. Компании, которые стоят много, являются проводниками проектов в области альтернативной энергетики, и вообще технологий, связанных с новой эрой. По сути, ситуация подходит к точке фазового перехода, а сам переход может случиться в 2020—2021 годах.

Вы посмотрите: ну совсем не хочет нефть идти вверх — даже несмотря на угрозу войны с Ираном. Соглашение ОПЕК+ на этом фоне оказывает на рынок минимальное воздействие. Зато глобальные тренды, которые я перечислил, будут действовать дальше, и могут сойтись в ближайшие два года.

Думаю, ситуация может развиваться даже более драматически — если учитывать специфику мирового финансового рынка и геополитические интересы игроков. Соперничество и торговые войны могут активизировать игру Запада в отношении России. И тогда нас, действительно, может накрыть очень серьезная рецессия.

Не брать кредитов и откладывать на будущее: ждать ли очередного экономического кризиса в 2020 году

Пережившие не один экономический кризис приморцы активно делятся друг с другом прогнозами очередного финансового конца света в 2020 году. В сообщениях неизвестных финансистов, которые распространяются в мессенджерах и соцсетях, граждан призывают продавать квартиры, брать кредиты и вкладываться в экспортера. Насколько оправданы такие прогнозы и как на самом деле надо готовиться к экономическому кризису, VL.ru узнал у экспертов.

Кризис или замедление

Главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах заметил, что кризисов бояться не надо, они все равно наступят. Последний из них был 11 лет назад. С учетом того как центробанки разных стран накачивают рынки деньгами, а инфляция не растет, скорее всего, будет не ужасный кризис, а всего лишь замедление мировой экономики. Россия как экспортно-зависимая страна, конечно, окажется наиболее уязвимой, но при плавающем курсе рубля и хороших резервах это будет менее заметно, чем в 1998 и 2008 годах.

Финансовый советник и директор ООО «Финион» Вячеслав Картамышев считает, что мировое сообщество впервые живет в таком экономическом моменте, который не имеет даже приблизительных аналогов в прошлом. «Сегодня невероятно большое количество политики в экономике, один лишь «твит» может определить ход торгов и стоимость активов целых экономик и отраслей. В такой ситуации делать какие-либо достоверные прогнозы нет никакой возможности, надо рассматривать спектр мнений. Но отрицать проблемы в мировой и российской экономике тоже нельзя. Скорее всего, произойдут небольшое торможение и спад производства».

Директор филиала «Брокерский дом «Открытие»» во Владивостоке Роман Манаенков согласен с этой точкой зрения: в мировой (а не только в российской) финансовой системе принято заливать кризисы ликвидностью. Даже если предположить, что зарубежные инвесторы будут выводить активы с российского рынка, то падение рынка может быть достаточно непродолжительным.

Уже заметна стагнация в секторе строительства, что объясняется слабостью динамики роста реальных доходов населения. Достаточно взглянуть на данные за август, когда инфляция замедлилась до 4,3%, но одновременно замедлился рост товарооборота до 0,8%, а вот рост кредитной нагрузки усилился. Значит, снизятся будущие располагаемые доходы населения. Впрочем, у правительства накопился излишек долговой нагрузки и финансовых резервов, чтобы в нужный момент осуществить стимулирующие меры. По сути, государственные финансы уже некоторое время живут в условиях цены на нефть около $40 за баррель, складывая излишки в Фонд национального благосостояния. Поэтому какой-то запас прочности у государственного бюджета есть.

Меньше кредитов, больше накоплений

Кризис – явление внезапное, он наступает после некоторого периода эйфории на рынке. В России сегодня никакой эйфории нет. «По макроэкономическим показателям наша страна – одно из самых подготовленных к кризису и рецессиям государств среди участников мировых взаимоотношений. Правда, за это приходится платить высокую цену: нулевой рост реального ВВП, падение реальных доходов населения из года в год, да и в принципе отсутствие видимости «света в конце тоннеля»», – высказывает мнение Вячеслав Картамышев.

Простым людям, по мнению финансового аналитика, в такое время ничего хорошего ждать не стоит, кроме очередной дырки в затягивающемся поясе, в котором и так уже не осталось заводских отверстий для пряжки. Стоит внимательно отнестись к своей долговой нагрузке и не брать новых кредитов. И лучше избегать рискованных предложений.

Антон Табах описывает алгоритм действий россиян в кризис вполне конкретно: «Простым людям надо следить за своими рабочими навыками и брать поменьше кредитов. Из хорошего – в следующем году ипотека почти гарантированно будет дешевле».

Роман Манаенков также считает, что необходимо следить за своей кредитной нагрузкой. Лучше, конечно, не иметь каких-либо задолженностей, а обладать накоплениями в различных валютах, а также финансовых инструментах. Кредиты в кризис могут стать источником личных банкротств, поскольку рынок труда в такие периоды сжимается, и будет весьма неприятно оказаться с долгом перед банком и без работы. Соответственно, если доходы позволяют, то следует немного откладывать на будущее, как это делает российское государство, чистый долг которого стал отрицательным этим летом.

Цены растут быстрее инфляции

На фоне негативных ожиданий у россиян нет доверия к цифрам официальной инфляции.

С точки зрения Антона Табаха, вопрос в конструкции портфеля, по которому считают инфляцию, для нас всех (и простых, и непростых людей) инфляция – это чек в супермаркете и на бензоколонке, счет за квартиру. «Здесь важна и психология – мы почти не замечаем падения цен (яйца в 2017 году, например), но очень сильно замечаем их рост. Падение или стабилизация цен на технику или сотовую связь тоже в расчет не берем, и это не только российский феномен», – замечает Антон Табах.

Читать еще:  Прогноз индекса потребительских цен на 2020 год

Роман Манаенков говорит, что Росстат показывает индекс роста цен по определенным позициям. А на уровне обычного гражданина восприятие инфляции идет лишь с точки зрения потребителя. Например, в Китае инфляция в августе была ниже 3%, а вот продовольственная превысила 10%. Схожая ситуация наблюдается и в России. На потребительском уровне многие воспринимают инфляцию в качестве цен на товары ежедневного потребления, но складывается она из гораздо более широкого перечня товаров и услуг.

В период кризисных явлений можно ожидать ускорения роста цен на фоне нестабильного рубля. Однако в последнее время Россия существенно снизила свою зависимость от импорта. Соответственно, ценовая политика внутренних производителей будет определяться доступностью денег у населения, а это в большей степени повод для того, чтобы в кризис цены не росли или делали это умеренными темпами.

По мнению Вячеслава Картамышева, реальная инфляция действительно находится на уровне 10% по основной потребительской корзине. Об этом говорят независимые замеры цен на одни и те же товары в одних и тех же магазинах на протяжении многих лет.

В 2020 году мир накроет новый глобальный суперкризис

МОСКВА, 24 сен — РИА Новости, Наталья Дембинская. В 2020-м мир столкнется с экономическими потрясениями, которые в американском инвестбанке JPMorganChase назвали «суперкризис». Аналитики предсказывают массовые беспорядки и перебои с продовольствием. На чем основывается столь мрачный прогноз и какова вероятность, что он сбудется, — в материале РИА Новости.

«Юбилейные» подсчеты

Десять лет назад крах крупнейшего инвестбанка мира Lehman Brothers спровоцировал мировой финансовый кризис, вылившийся в многолетнюю рецессию. С тех пор финансисты строят различные модели, пытаясь спрогнозировать сроки и оценить масштаб следующего глобального краха, а также определить цикличность повторения таких событий в экономике.

Как рассчитали в JPMorgan Chase, опираясь на собственную модель, коллапса следует ожидать уже в 2020 году. Учитывались такие показатели, как продолжительность экономического роста и последующего спада, соотношение собственных и заемных средств у крупнейших компаний, стоимость активов, а также уровни дерегулирования и финансовых инноваций.

Аналитики банка напоминают, что во время глобального кризиса 2007–2008 годов фондовый индекс S&P 500 упал на 54% от пиковых значений.

Грядущий обвал фондового рынка, как предполагается, будет не столь масштабным, поскольку стоимость активов в развивающихся странах сейчас гораздо ниже, чем в 2008 году.

Пассивные инвесторы и кризис ликвидности

Как объясняет инвестиционный стратег JP Morgan Chase Марко Коланович, сбои на фондовом рынке возникнут из-за обилия индексных, биржевых и других пассивно управляемых фондов, а также компьютеризированных торговых стратегий. Поскольку активных инвесторов не хватает, даже сильно подешевевшие активы будет некому покупать.

В JPMorgan указывают, что ликвидность на фондовом рынке США остается примерно на две трети ниже докризисного уровня. На рынках с фиксированным доходом ликвидность ухудшилась, потому что банки играют меньшую роль в качестве маркет-мейкеров.

«Рыночные события, начавшиеся в 2008 году, привели к серьезному нарушению ликвидности, что может стать ключевой особенностью следующего кризиса», — уточняют аналитики банка.

Снижение рыночной ликвидности наряду с ростом пассивных инвестиций ослабляет способность рынка предотвращать крупные просадки в случае увеличения волатильности, отмечают авторы доклада финансового холдинга.

К рискам аналитики относят и изменение структуры рынка ипотечных кредитов в США: доля небанковских ипотечных кредитов выросла до 80% рынка (до кризиса на них приходилось менее 20%). Небанковские кредиторы обычно менее капитализированы, чем банки, а кроме того, нет четкого механизма для определения того, кто может взять на себя роль обслуживания небанковских услуг, если такие кредиторы выйдут из бизнеса.

Рост процентных ставок и торговые войны

Как скоро ждать «начала конца»? Как рассказал Коланович в интервью американскому телеканалу CNBC, вероятность кризиса во второй половине 2019 года оценивается как достаточно низкая. Во многом динамика его развития будет определяться, в частности, скоростью повышения процентных ставок ФРС США. Что же касается торговой войны с Китаем, она может как приблизить, так и отсрочить кризис, считает аналитик.

О том, что рост процентных ставок в США способен стать триггером нового кризиса, ранее указывали и в Bank of America Merrill Lynch. Весь 2018 год инвесторы продают бумаги формирующихся рынков. Причина — рост процентных ставок ФРС, способствующий укреплению доллара.

Нынешняя ситуация, по мнению аналитиков банка, очень напоминает ту, что сложилась два десятилетия назад, когда инвесторы массово выходили из рискованных долговых обязательств развивающихся экономик.

Протекционистскую политику Вашингтона в Bank of America рассматривают как еще одну значимую угрозу мировой экономической стабильности. Торговые войны наносят колоссальный урон международной торговле, сказываясь на ценах и доступности продукции в цепочках поставок, что больно бьет по глобальной экономике.

Особенно пострадают системы поставок питания на мировой рынок, предупреждают в Международном исследовательском институте по разработке продовольственной политики (IFPRI). Как отмечают исследователи в своем майском докладе, торговые войны подрывают ключевые основы продовольственной безопасности — наличие, доступ, использование и стабильность поставок.

«Ограничения в итоге выльются в повышение цен для потребителей и затруднят доступ на рынки для производителей в развивающихся странах, что окажет на продовольственную безопасность дополнительное давление», — констатируют в IFPRI.

Наконец, известный американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс отмечает и то, что нынешний стремительный подъем экономики США и европейских стран может обернуться грандиозным биржевым крахом, подобным тому, что произошел в 1929 году, и тогда длительная рецессия во всем мире неизбежна.

Социальные потрясения

Особо в JPMorgan Chase предупреждают, что в отличие от кризиса десятилетней давности последствием нового станут масштабные социальные волнения, в частности в США. Такого не было уже полвека — с 1968 года.

По мнению Колановича, этому напрямую поспособствует интернет и социальные медиа, где формируются различные группы, а политические события, такие как выборы в США и Brexit, лишь подольют масла в огонь.

Аналитики отмечают, что если центральные банки сумеют предотвратить резкое снижение стоимости активов, то, вероятно, ситуация будет не столь драматичной. В противном случае впереди депрессия, беспорядки и другие «намного более разрушительные изменения».

Готовимся к 2020 году. Эксперт – о назревающем экономическом кризисе

Свой прогноз в конце августа озвучил глава Минэкономразвития(МЭР) РФ Максим Орешкин: темпы роста мирового ВВП опустятся в 2019 г. ниже 3%, что станет худшим показателем за последние 10 лет. В таких обстоятельствах рассчитывать на бурное развитие экспорта не приходится. И перспективы экономики РФ тоже ухудшаются. По расчетам МЭР, наиболее вероятно, что 2020 г. она вырастет только на 1,7% вместо ожидавшихся 2%, замедлится рост зарплат, а рост курса доллара, напротив, ускорится.

Уже сейчас МЭР опасается, что по итогам 2019 г. рост реально располагаемых доходов населения составит всего 0,1% вместо ранее объявленного 1%. А независимые эксперты утверждают, что 2020 г. наши доходы могут вовсе упасть. Почему? Откуда придет новый кризис? «АиФ» обсудил эти вопросы с заместителем директора группы макроэкономического анализа Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Дмитрием Куликовым.

Читать еще:  Прогноз жизни в России на 2020 год

Чужие войны

Алексей Макурин, «АиФ»: — Август стал худшим месяцем для рубля в этом году: доллар подорожал на 5,2%. Новые трудности уже начались?

Дмитрий Куликов: — Пока на рубль влияют давно ожидавшиеся события. Сначала его толкнуло вниз объявление антироссийских санкций, анонсированных в США еще год назад. А потом не дало возможности восстановиться падение мировых цены на нефть, что отчасти вызвано ожиданиями введения в США новых трубопроводов, позволяющих поставлять больше американской нефти на мировой рынок. Но в целом дела в Штатах идут сегодня заметно хуже, чем раньше. Наш прогноз показывает, что по итогам 2019 г. темпы роста экономики США могут упасть в 2 раза по сравнению с 2018-м, а в 2020 г. вообще уйти в минус. Это ухудшит ситуацию во всем мире, включая Россию.

— Большинство прогнозов, касающихся вероятности нового мирового кризиса, сходятся на 2020-2021 гг. Почему?

— Это показывает анализ развития кризисов в США. В последние полгода там сложилась такая ситуация, когда краткосрочные займы обходятся государству и компаниям дороже, чем выпуск долгосрочных долговых обязательств. Это очень важный индикатор, который проявлялся за последние 50-60 лет несколько раз и в большинстве случаев предвосхищал экономический спад. Падение при этом начиналось минимум через 9, максимум – через 20 месяцев после того, как такой индикатор срабатывал. И получается, что самые негативные ожидания приходятся на 2020 г.

Не факт, что все опасения сбудутся. Точно предугадать начало и масштабы кризиса невозможно. Для этого надо знать, в какой момент времени сойдутся все негативные факторы. Но любая неопределенность угнетает экономику. Компании тормозят новые проекты, предпочитая сберечь деньги на черный день. А так как экономика США очень большая, это ведет к падению спроса на мировых рынках и вызывает проблемы в таких странах, как наша, которые активно экспортируют сырье и товары.

— В каком случае события пойдут по пессимистическому сценарию?

— Если будет разрастаться торговая война между США и Китаем. Она усилит протекционистские настроения в других частях мира и негативно скажется на всей международной торговле. Если же введение новых пошлин, о которых Трамп объявил в августе, будет отложено, как это было уже не раз, есть надежда, что масштабного кризиса не случится, и дело обойдется краткосрочным застоем.

Сейчас есть опасность замедления экономического роста почти до нуля не только в США, но и в странах, являющихся главными торговыми партнерами американцев в Европе. Например, в Германии, Великобритании и Франции. В каких странах конкретно – это зависит от того, как повлияют на политические и торговые отношений между Европой и США события на «китайском фронте».

— Почему для России эти чужие войны опасны?

— Мы связаны торгово-финансовыми отношениями со всем миром. Темпы роста экономики РФ при этом невелики. В результате любой ощутимый внешний шок вызывает ее падение со всеми вытекающими последствиями. Приходится думать уже не о реализации стратегических задач, а о затыкание дыр. В руках правительства остается меньше ресурсов, позволяющих проводить политику, направленную на развитие экономики и рост доходов людей.

Масштаб проблемы

— Что будет с ценами на нефть и рублем, случись самое худшее?

— Если рост мировой экономики сильно замедлится (по нашему пессимистическому прогнозу – до 0,8% в год), то, в 2020 г. средняя цена российской нефти понизится до 40 долл. за баррель, а среднегодовой курс доллара может краткосрочно достигать почти 80 руб. (см. таблицу).

— А в районе 70 руб. курс может быть уже в конце этого года?

— Да. Но для этого нужно, чтобы спад в крупных странах Европы или США начался уже осенью. Если же будет просто сохраняться неопределенность на нынешнем уровне или чуть выше, рубль, вероятно, будет покрепче. Такое развитие событий отражает наш базовый (текущий) прогноз, основанный на продолжении торговых войн, но без дополнительных шоков. А затем в 2021 г. начнется восстановление темпов экономического роста.

— То есть кризис будет не очень глубоким?

— Есть надежда на это. За последние 20 лет мир накопил большой опыт в регулировании финансовой сферы и организации национальных бюджетов. В банковских системах многих развивающих стран иностранные валюты занимают теперь примерно одинаковую долю с национальными. И валютный шок уже не приводит к таким катастрофическим последствиям, как в прошлые годы.

Страховка для России

— Готова ли мы к новым трудностям?

— По сравнению со многими странами, у нас сегодня очень устойчивая экономика. В очень хорошем состоянии госфинансы, низкий госдолг, бездефицитный бюджет, очень высок объем золотовалютных резервов. Но есть и проблемы, которые ставят устойчивость под угрозу. Это топливная ориентация экспорта. Это низкая по мировым меркам доля инвестиций, идущих на реализацию новых проектов. И это политическая напряженность в отношениях с Западом, которая ограничивает торговлю с другими странами.

— Министр экономики Максим Орешкин уже не раз заявлял, что Россия будет развиваться, опираясь на собственные силы, а возможность мирового спада в государственные программы уже заложена. Это так?

— По большей части, да, федеральный бюджет формируется сейчас исходя из консервативных цен на нефть. И действует правило, по которому валютные доходы государства, полученные от продажи нефтяного сырья сверх определенной цены, не расходуются, а поступают в Фонд национального благосостояния. На 2019 г. установлена цена в 41,6 долл. за баррель. Поэтому пока среднегодовая стоимость нефти не опустится ниже этой отметки, никаких угроз для бюджетной сферы не возникнет.

При этом все сценарии развития страны, на которых основаны программы МЭР, на наш взгляд, подразумевают достаточно мягкие внешние условия. Наши прогнозы более жесткие.

Сигналы тревоги

— За какими новостями нужно следить, чтобы понять приближается кризис или отступает?

— Тревожные сигналы – негативная информация об ухудшении дел в США, Китае и ведущих странах Европы. Именно от них зависит спрос на основные экспортные товары России – нефть, газ, уголь. Позитивные показатели – сообщения о наращивании российского несырьевого экспорта: сельхозпродукции, материалов и оборудования. Важно также хорошее самочувствие нашего банковского сектора. От него зависит нормальная работа всех остальных отраслей. А опасность введения очередных антироссийских санкций сейчас понизилась и отступила на второй план.

— Как вести себя, чтобы защититься от последствий мировых финансовых катаклизмов?

— Надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Это главная личная политика. Если вы не уверены в стабильности своих доходов, то рационально позаботиться о создании подушки безопасности в надежной форме. В какой? Тут трудно дать конкретный совет, который всем подойдет. Лучше ориентироваться на собственный опыт, используя такие инструменты, которые давали результат в прошлые годы. Кризисов в России уже было немало, и многие успели наработать личную антикризисную практику.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector